Жизнеописание Смолина Петра Ивановича 1865 -†1922 гг., прихожанина Иоанно-Богословского храма села Кузьмищево, Тарусского уезда, Калужской губернии.

Жизнеописание Смолина Петра Ивановича 1865 -†1922 гг., прихожанина Иоанно-Богословского храма села Кузьмищево, Тарусского уезда, Калужской губернии.
 
Составил: О.А. Кизяев
Член епархиальной комиссии по канонизации святых
 
Петр Иванович Смолин, крестьянский сын, родился в 1865 году в селе Кузьмищево, Тарусского уезда, Калужской губернии. Он рос в условиях крестьянского быта, тяжкого труда на земле, но при этом в нем воспитали любовь к Богу и к храму Господню. В селе был каменный храм, который был построен фельдмаршалом Прозоровским Александром Александровичем и освящен в 1789 году в честь святого Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова.
Петр Иванович был малограмотным человеком, но хорошим пекарем, да и крестьянское хозяйство у него было крепким. В семье у Смолина была жена и пятеро детей.
Христианское благочестие, заложенное в него с детских лет, ярко проявилось тогда, когда пришло время устоять в вере Христовой, стать свидетелем Истины. Это произошло в марте 1922 года, когда безбожная власть, инкогнито и повсеместно решила произвести изъятие церковных ценностей из православных храмов страны, ссылаясь на голод охвативший Поволжье. И, несмотря на то, что Калужский совет приходских общин организовал, по благословению Преосвященного Феофана, епископа Калужского, сбор пожертвований голодающим людям в Самарской губернии в Иоанно-Богословский храм села Кузьмищево 7 марта 1922 года прибыла комиссия во главе с уполномоченным Тарусского Уисполкома товарищем Карпунковым. Уполномоченный предложил церковному старосте Заморайкину выдать ценности, на что получил отказ. Когда пришли все в храм, то присутствующие отказались собирать ценности. Когда же, все-таки, церковные ценности были собраны, их отвезли в дом священника Петра Алексеевича Любимова для составления акта. Но в это время к храму и к дому священника подошли люди, которые требовали возврата народного достояния, народной собственности. Карпунков призвал к порядку, но это не возымело никаких действий, тогда он обратился к священнику, что бы тот успокоил прихожан. Священник отказался. Уполномоченный был вынужден покинуть село. А жители села Кузьмищево вечером того же дня собрали собрание. Собрание открыл председатель сельсовета Миронов, а председателем собрания избрали Ермилова Егора Семеновича. На собрании в числе прочих выступил и Смолин Петр Иванович, который напомнил собравшимся о том, что в храм Божий села за все время его существования вложено много молитв, труда и пожертвований прихожан церкви и предложил церковные ценности не отдавать безбожной власти.
В результате дебатов приходское собрание церкви села Кузьмищево постановило: «Мы отдавали для государства все. Жертвовали для государства жизнью своих детей и своих близких, религиозных же чувств наших оскорблять не позволим и ляжем костьми перед своей святыней, а на посрамление ее не дадим». Это постановление за подписью 110 прихожан было отправлено в Тарусский Уисполком. Двумя днями позже опять собрались прихожане и постановили: «Представители власти тайным образом приступили к снятию риз с икон. Протоиерея взяли как эксперта, чтобы не изымать богослужебных предметов. Поэтому ключи не передавать и церковным имуществом распоряжаться всем приходом». У верующих села Кузьмищево была любимая святыня в храме - это чудотворная икона Божией Матери Боголюбская. И они, поэтому, очень ревностно отнеслись к тому, что со святыни хотят снять ризу.
В этот же день, 9 марта 1922 года, в Тарусском отделе губернского ГПУ постановили: «Приступить к производству по данному делу». Почему и был направлен в село уполномоченный Тарусского отдела губернского ГПУ товарищ Морозов. В этот же день он начал допрашивать жителей села. 13 марта был допрошен Петр Иванович Смолин, который, не видя ни в чем своей вины, отказался давать показания по этому делу. В этот же день он был арестован и переправлен с 8–мью жителями села в Калужскую тюрьму. Где две недели спустя, 29 марта 1922 года скончался. По официальной версии он умер в тюремной больнице от воспаления легких. Является ли его смерть результатом допросов с пристрастием или действительно болезнь, которую не пытались лечить, явилась причиной смерти не известно. Тем не менее, за эти две недели он не изменил своему решению, не поняв, может быть, как в православной стране могут безнаказанно быть поруганы народные святыни продолжал свое молчание.
 
 
Источники:
 
 
1.                    Государственный архив по Калужской обл. (ГАКО) Ф. Р-84, оп. 1, ед. хр. 71.
2.                    ГАКО Ф-33, оп.2, д. 2208, л. 182.
-->